Rambler's Top100

Александр Авербух

авербух
Фотография Александра Авербуха с флагом Израиля на плечах, стоящего на верхней ступеньке пьедестала почета на Чемпионате Европе в Мюнхене, стала частью истории Израиля, символом успеха и воли к победе. Многократный чемпион Европы, призер Чемпионатов мира, спортсмен с большой буквы, доказавший, что все возможно для тех, кто не боится мечтать и готов тяжело работать.

 

 — Александр, о чем думает спортсмен, выступающий на своей первой Олимпиаде? Когда на тебя смотрят сто тысяч зрителей на стадионе  и еще миллионы телезрителей по всему миру?

 

- Думаешь о работе, о движении. Есть грань, перейдя которую ты уже не можешь остановиться, ты должен идти до конца. Полная концентрация на технике прыжка.

 

 

  -А если это третья попытка?

 

- Обычно вкладываешь в прыжок все. Идешь ва-банк.

 

 -Ни для кого не секрет, что Израиль не является мировым центром легкой атлетики. Денег на спортсменов нет, тренерской школы нет. И тем не менее, именно после приезда в Израиль ты раскрылся как шестовик. 

 

-Я приехал вместе с тренером Валерием Коганом, одним из сильнейших тренеров-шестовиков в мире. У меня были четко поставленные задачи, я не смотрел по сторонам и тяжело работал. Насчет финансовой стороны могу сказать, что олимпийцам страна создает хорошие финансовые условия.

 

 -У тебя была потрясающая спортивная карьера, но в 2009 году ты завершил выступления и, в самом расцвете сил, должен был решить чем заниматься в жизни. О чем ты думал? Я понимаю, что тренерскую карьеру ты не взвешивал?

 

- Я бы с удовольствием работал тренером, мне эта работа очень нравится, но с финансовой точки зрения я не могу себе этого позволить. Я должен содержать семью, а зарплата тренера полностью зависит от количества детей, которых он смог набрать в секцию. Никто его не содержит.

 

 -Получается, что тренер твоего уровня, с твоими опытом и знаниями, тоже должен собирать чеки и думать о том, как набрать побольше детей? В этом нет никакой логики.

 

- Кто-то должен содержать тренера. Я думаю, это должна быть страна, потому что муниципалитет не сможет этого сделать. Скажем для того, что тренер на уровне Авербуха мог спокойно работать и качественно тренировать детей, в группе должно быть не более 7-10 детей. Значит каждый ребенок должен платить от 1.5 до 2 тысяч шекелей.  В отличие от командных видов спорта я не могу тренировать большую группу, сразу падает качество тренировок. Кроме того для тренировок легкоатлетов необходим стадион, оборудование. Необходимо, чтобы государство взяло расходы на себя, только так можно обеспечить необходимый уровень.

 

 -Из всего этого я понимаю, что в Израиле просто не может вырасти шестовик мирового уровня. Талантливый ребенок просто не попадет к тебе. Системы отбора у нас нет, а родители скажут, что 2 тысячи шекелей — это слишком.

 

- Это так, но проблемы не заканчивается на этом. Спортсмен на определенном этапе нуждается в поддержке. Даже если ребенок тяжело работал и вышел на определенный уровень, то не факт, что он найдет источники финансирования для дальнейшего развития. Спонсоры не торопятся давать деньги. В Европе это престижно помогать спортсмену, в Израиле нет. У меня в клубе есть прыгун в высоту — Цур Либерман- сложен для прыжков в высоту, его рост 2 метра и вес 77 килограмм. Сейчас он освобождается из армии. Чтобы тренироваться, ездить на сборы, приобрести снаряжение ему надо 3-4 тысячи шекелей в месяц. С таким парнем поработать 3-4 года и можно выступать на чемпионатах Европы. Но у нас в Израиле результат нужен завтра и никто не готов поддержать его. Если родители не смогут, то спортсмен не состоится.

 

 -Получается, что в и Израиле нет такого понятия «олимпийская надежда»? Даже если придет Авербух и скажет, что у этого спортсмена есть потенциал — это не поможет?

 

- Послушают, но ничего не сделают. В легкой атлетике система не готова выдавать чемпионов. Кузница работает, но не хватает материалов. Поэтому и результата нет.

 

 -Я к чему задаю эти вопросы. Согласно нарисованной картине, у Израиля просто нет шансов в ближайшие годы стать величиной в мировой легкой атлетике. Это так?

 

- Шансы есть, но все надо перестраивать. В прыжках мы можем конкурировать на международной арене. Например Ямайка не специализируется на всех видах спорта. Так и Израиль. Мы можем выйти на мировой уровень в прыжках.

 

 -Если в Израиле профессиональный и заслуженный спортсмен уходит из большого спорта, то получается, что его опыт никому не нужен? Есть медали, рекорды и все. Всем спасибо, все свободны. Будем ждать следующего самородка. Так?

 

- Да, так и получается. Меня федерация сначала подхватила, помогла, но затем я должен был сам искать, чем зарабатывать себе на жизнь. Правда сейчас мне дали полставки тренера в Вингейте. У меня группа: два шестовика, один копьеметатель и прыгуны.

 

 -Сегодня ты возглавляешь спортивный клуб. Можно о нем?

 

- На каком-то этапе пришло понимание того, что надо открывать свой профессиональный клуб. Только так можно добиться успеха. В Федерации атлетики почти нет спортсменов на руководящих должностях, сидят функционеры, которые просто не понимают меня. Мой опыт и мой уровень знаний ничего не значит для них и более того, их пугает, что я могу чего-то добиться. Не было выбора и мы с партнером открыли свой клуб. Начали открывать на местах кружки с тренерами-студентами из Вингейта. До 12 лет дети тренируются в кружках, затем уже приходят в Вингейт, к более опытным тренерам. Мы объединили Иерусалимский клуб и клуб в Нетании, потому что крупный клуб получает больше денег от ТОТО. Хотя в общем то увеличиваются проценты, в деньгах рост минимальный. А в этом году они решили срезать бюджет. Вдруг, в середине года.

 

За 4 года мы вошли в пятерку лучших легкоатлетических клубов Израиля. Хотя бюджеты были смешные. Мы все сделали сами, за счет правильного управления и за счет свободного времени. Сейчас в клубе 350 детей, работает 16 тренеров. Работают по часам, это для них не основная работа. Но если сейчас убрать меня и моего напарника — клуб закроется.

 

Нельзя подготовить профессионального спортсмена в Израиле через амутот, так как система работает сейчас. Всегда кто-то наверху будет защищать свои интересы, отличные от интересов легкой атлетики. Еще в 2000 году, на одном из форумов, я поинтересовался что происходит со статусом тренера. Представители министерства спорта мне сказали что идет работа и что скоро все будет решено. Это было в 2000 году! Сейчас 2014! Тренер должен получить статус и базисную зарплату в 5-6 тысяч шекелей. Это изменит всю структуру. Сегодня у тренера одна задача: набрать детей и держать клуб. Иначе клуб ему не заплатит. Если тренер будет на зарплате у государства, то он сможет заниматься развитием детей, требовать от клубов соответствующего уровня тренировок и оборудования. Это именно то, что я хочу изменить — статус тренера. Я вырос в семье тренеров, я знаю как это должно быть.

 

 -А как обстоит дело со спортом в Нетании?

 

Сегодня институт физкультуры и спорта Вингейт обслуживает всю страну.  Я считаю, что Нетания  и города вокруг должны построить свой Вингейт, тогда можно будет готовить настоящих спортсменов. Спортсмен может вырасти, только если тренер рядом с ним и утром и вечером.

 

 -Ты являешься депутатом городского совета Нетании. Что толкнуло тебя в политику?
- У меня в общем-то и не было выбора. Мне многие говорили, что «во всем, что касается спорта, да и многих других областей, тебя еще слушают. Других вообще не воспринимают». Вот я и пошел отстаивать интересы спортсменов, тренеров, репатриантов, жителей города. Уделяю внимание и вопросам спорта, и культуры, и бытовым проблемам.

 

 -Кого можно считать успешным израильским спортсменом? Чего он должен добиться?

 

- Тот, кто доходит до чемпионатов Европы и мира, может сказать себе, что добился успеха в спорте. Чемпионом Израиля быть недостаточно, не тот уровень.

 

 -Родители, которые хотят, чтобы дети достигли чего-то в легкой атлетике  — что они должны сделать? Куда идти?

 

- Приходите в легкоатлетические клубы. Те, кто рядом с Нетанией — приходите ко мне. Наш клуб называется AM-Athletics. Наш сайт www.am-athletics.co.il. У нас есть отделения по стране. Кроме того всех больших городах есть клубы легкой атлетики с тренерами, способными довести как минимум до уровня Израиля. Не везде есть все виды легкой атлетики, скажем в Хайфе нет прыжков с шестом.

 

 -Можно определить у ребенка талант в раннем возрасте?

 

- Да, в принципе сразу можно многое определить по тому как он прыгает, по координации. Есть определенные параметры, но многому можно научить. Среднего ребенка, который тренируется  серьезно, можно вывести на уровень участия в чемпионатах Европы. То есть важен не только талант, но и готовность тяжело работать

 

 -Какие виды в легкой атлетике являются сегодня наиболее сильными в Израиля? Где самый высокий шанс достичь лучших результатов?

 

- Я думаю в прыжках. Там очень сильные тренера. Но опять же этого недостаточно. Нужна организация, нужно проводить сборы. Сегодня я работаю над этим.

 

 -Когда ты все успеваешь? У меня складывается впечатление, что целью твоей спортивной карьеры было подготовить тебя к жизни после большого спорта.

 

- Честно говоря приходится нелегко. Во-первых я муж и отец трех дочерей. Работаю в фармацевтическом концерне «Тева». Председатель спортивного клуба в Иерусалиме с отделением в Вингейт. Тренирую в этом клубе. Тренирую также в интернате в Вингейте. Состою в профессиональном комитете в Федерации атлетики. И наконец, я депутат  городского совета Нетании.

 

 — Да… Я в уме делю это на 24 часа и на 7 дней в неделю…. По большому счету, если я правильно понял, в твоей жизни есть две главных вещи. Первая- это твоя семья, о благополучия которой ты заботишься. И вторая — это легкая атлетика в Израиле, которую ты пытаешься продвинуть на следующий уровень.

 

- Стараюсь, пока молодой надо успеть сделать как можно больше. С 2008 года я провожу соревнования для детей по прыжкам с шестом. Первые соревнования я организовывал, готовил призы. Затем мы подняли уровень и начали проводить соревнования Israel Jump, куда вошли и другие виды легкой атлетики, в зависимости от количества участников. Каждый платит взнос, мы ищем спонсоров, пожертвования. Я мечтаю превратить эти соревнования в международные, приглашать спортсменов из-за границы. В этом году соревнования пройдут в седьмой раз, в мае в Ришон Ле Ционе.

 

Александр, спасибо тебе за это интервью. Честно говоря, после нашего разговора с тобой у меня нет ни капли сомнения, что израильская легкая атлетика нас еще удивит. Спасибо тебе и успехов.

 

Беседовал Юрий Легков

You may also like...